Laxy Catal (oetar) wrote,
Laxy Catal
oetar

Мифология (иллюзии) демократического государства

Можно дать несколько определений демократии:

Демократия - это популярный ныне способ формирования публичной власти путём выборов, когда пришедшие голосовать решительно отказываются от своей самостоятельности и подчиняют себя кучке проходимцев, при этом, что самое обидное, кучка проходимцев правит всеми членами общества, а не только теми, кто за них голосовал.

Демократия – это строй, при котором не поленившаяся придти на выборы часть рабов государства (граждан) может слегка поменять персональный состав верхушки надзирателей, ничего не меняя по существу.

Демократия – это попытка выложить слово «БЛАГО» из букв «П», «О», «Ж», «А».

Если быть более серьёзным, то демократия – это не дискретное состояние, можно говорить о степени демократичности того или иного государства. Элементы демократии были и в Советском Союзе. Там была массовая партия, по составу отражающая состав всего населения страны, регулярно происходили какие-то выборы, идеология гласила что правление происходит от имени и в интересах трудового народа, правили совсем не аристократы, а люди весьма плебейского происхождения и власть передавалась совсем не по наследству. Будь там вторая коммунистическая партия и выборы с двумя кандидатами – можно было бы говорить о настоящей демократии. Нечто подобное в США, где между демократами и республиканцами различия скорее декоративные.

Любая публичная власть, желая опираться не только на силу (что слишком накладно), но и на признание и любовь подвластных, создаёт разнообразные мифы о себе, которые облегчают процесс подчинения и эксплуатации людей. Многие императоры возводили свои родословные к богам, а монархи якобы получали власть над людьми от Бога через Папу Римского или Патриарха (обряд помазания на царство). Демократические государства, пожалуй, опережают любые другие в создании мифов о себе. Кроме того демократии создают «иллюзии» - это невербализованные мифы, которые живут в головах, но по разным причинам не стали официальной мифологией.
Далее я указываю на некоторые мифы и иллюзии. Далеко не все, всего десяток.

Иллюзия «общественного договора»
У разных примитивных племён были мифы о происхождении Земли и человека, а у Западной цивилизации есть миф о происхождении государства, миф об «общественном договоре». Якобы заключив этот договор люди учредили государство. На первый взгляд глупо рационально возражать против сказки, но опыт дискуссий на форумах показывает, что некоторые люди всерьёз относятся к этому мифу, поэтому возражу:
1. Если этот договор заключили наши предки, то нас это ни к чему не обязывает. Невозможно заключить договор, обязывающий к чему-либо третьих лиц. Даже завещание не обязывает наследника принимать наследство.
2. Если же считать, что каждый «новый» человек как бы заключает этот договор заново, то тут очевидно, что от договора невозможно отказаться, он принудительно навязан, а навязанный договор – ничтожен (Ст.179 ГК РФ).
3. Даже если договор действительно заключался и постоянно перезаключается вновь, то не факт, что его заключили все жители, а на тех, кто его не заключил он распространятся не может. Т.е. если кто-то не против государства и как бы заключает договор, то это никак не касается тех, кто против (третьих лиц).
4. Поскольку в результате договора возникло нечто, что само меняет «текст» договора, само решает какие услуги оказывать своим учредителям, само устанавливает цены на эти услуги, заставляет эти услуги потреблять и принудительно взыскивает плату за них (наказывая нежелающих платить), да и вообще пользует своих учредителей как захочет, то очевидно, что учредители были не в себе, когда заключали договор и учреждали этого монстра, а договор заключённый не в себе – ничтожен (Ст.177 ГК РФ).
5. Даже если учредители были в себе и руководствовались благими намерениями, то всё равно они не понимали что творят и породили нечто противоположное желаемому. Договор заключённый под влиянием заблуждения ничтожен (Ст.178 ГК РФ).
6. Поскольку договор нарушил принцип равенства людей (разделив их на правителей и управляемых), а монстр, возникший в результате договора нарушает права частной собственности, грабит одних в пользу других, организует войны, ГУЛАГи, Освенцимы и т.д. и т.п., то нет сомнений, что этот договор противен основам правопорядка и нравственности и потому ничтожен (Ст.169 ГК РФ).
7. Поскольку договор влечёт чрезвычайно серьёзные последствия, то он должен был бы заключаться не «негласно» или устно, а письменно или даже с заверением у нотариуса. Ну и где текст? Несоблюдение формы делает договор ничтожным (Ст.162, 165 ГК РФ).

Иллюзия добровольности подчинения
Кроме бредового мифа об «общественном договре» существует ещё неявная иллюзия добровольности подчинения людей государству. Якобы, приходя на выборы, люди дают согласие подчиняться правителям самим фактом их избрания. Примерно как на собрании сидящие в зале участники избирают председателя и фактом избрания дают ему право руководить собранием.
В этом рассуждении субъектом, дающим согласие подчиняться, является народ, а не индивид. Проблема в том, что давать или не давать согласие могут лишь индивиды, а никак не "народ". И согласие одних индивидов подчиняться – ни к чему не обязывает других индивидов. Однако публичная власть, избранная теми, кто пришёл на выборы, распрострнаняется на всех жителей территории, а не только на голосовавших.
Вторым компонентом мифа о добровольности подчинения является аргумент «не нравится – убирайся вон, раз не уехал – значит дал согласие». Я на этот аргумент обычно отвечаю, что я у себя дома и предлагаю убраться оппоненту. Это риторически сильный, но логически слабый аргумент. Правильнее тут указать на ущербность логики «если не свалил, то дал согласие». Например, вы идёте по улице и видите группу омоновцев или хулиганов. Если вы не спрятались в люк или подворотню – значит дали согласие себя избить и ограбить? По сути я оспариваю легитимность территориальной юрисдикции государства. Государство не является сообственником территории страны и не имеет никакого права указывать жителям этой территории как им жить, если они в индивидуальном порядке не дали согласия ему подчиняться.

Иллюзия большинства
Практически ни один демократический правитель не избирается действительным большинством проживающего в стране населений. Если избирателями являются 3/4 населений, на выборы придут 3/4 избирателей и за победителя проголосуют 3/4 пришедших, то он будет избран 42% населения страны. Причём учитывая, что порядка 20% населения работают на государство, а ещё 20% - получают от него подачки (пенсии и пособия), можно предположить что государство выбирает само себя.
Во Франции на выбрах 2002 года при населении 60 млн., 40 млн. зарегистрированных избирателей, проголосовали 30 млн., за Жака Ширака в первом туре 20% от голосовавших, т.е. 10% от общего населения Франции. На втором месте националист Ле Пен, на третьем социалист Лионель Жоспен. Левых кандидатов было несколько и если бы не распыление голосов то Жоспен прошёл бы во второй тур и скорее всего стал президентом. Во втором туре из страха перед Ле Пеном за Ширак проголосовали 80% при тех же 30 млн. голосовавших, т.е. ~40% от числа жителей Франции.
В России на выборах Медведева в 2008 году при 142 млн. населения зарегистрированных избирателей 107 млн. (75%), явка 70%, Медведев набрал 70%, т.е. 49% от общего числа избирателей и это всего 37% от общего населения России.

Иллюзия выражения «воли народа»
Законодательное собрание принимает в год сотни, а то и тысячи законов. В большинстве случаев это внесение мелких изменений в ранее уже принятые законы. Врядли народ имеет мнение о каком-нибудь очередном внесении изменений в УПК, поэтому говорить что в данном случае парламент как-то выражает волю народа – было бы странно. Но предположим речь идёт о чём-то важном, что обсуждалось в ходе предвыборной компании и где воля “народа” (точнее разных групп, голосовавших за разные партии) более-менее известна.
Предположим в честно выбранном парламенте три примерно равных по численности фракции, отражающие волю своих избирателей. Фракцию А удовлетворяет status quo. Фракция Б хотела бы увеличить социальные расходы, но ничего более. Фракция В желает увеличения расходов на ВПК, но ничего более. По идее, никто не набирает большинства и всё должно остаться как есть, но реально фракции Б и В договорятся о взаимной поддержке (обмене голосами «вы голосуете за наш законопроект, а мы за ваш») и вместо неувеличения расходов ни на что, будут увеличены расходы на всё, а если при этом не увеличить налоги, то будет расти госдолг. Почти любой закон, принятый почти любым законодательным органом, является результатом такого логроллинга (обмена голосов).
Перед президентскими выборами 1970 года чилийские правые раскололись. В сумме два кандидата от правых партий набрали свои 63%, но победил единый левый Сальвадор Альенде, набрав 36%. Ближайший соперник отставал от него всего на 1,5%. Не набрав абсолютного большинства, его кандидатура была отправлена на утверждение конгресса, где кроме левых его поддержали христианские демократы, после того как он обязался не нарушать принципы демократии (это официальная версия, возможно неофициально он обещал им что-то ещё). Дальнейшая история известна: Альенде занялся национализацией, регулированием цен и построением плановой экономики при очевидном отсутсвии «воли народа». При этом социалистические ублюдки всего мира считают что прав был он, а не свергнувшие его военные.
С другими аргументами за иллюзорность «воли народа», можно познакомиться в статье «Воля народа?» Томаса ДиЛоренцо (см. внизу)

Иллюзия правоохраны
Считается что государство охраняет граждан от деструктивных элементов. Но как охраняет? Реальная охрана за счёт государства в виде телохранителей есть только у «избранных». За большинство же государство просто обещает попытаться отомстить постфактум, если получится. Если уж кто-то решил перерезать вам горло в тёмной подворотне, то никакая полиция приехать не успеет и лучшее что тут можно придумать - это иметь в кармане оружие - и вот тут (ВНИМАНИЕ!) государство поступает СТРОГО НАОБОРОТ, почти повсеместно в той или иной мере ограничивая право граждан на самооборону.
Если бы государство действительно кого-то хотело защитить, то обучало бы в школе пользоваться оружием и выдавало бы его гражданам “бесплатно”.
Поступает оно строго наоборот и в других случаях, например, монополизовав правоохрану и правосудие, после чего они стали дорогими и некачественными.
Поскольку мифология гласит что государство как раз и нужно для борьбы с преступностью, то оптимальная стратегия государства как корпорации - увеличивать преступность, дабы на волне борьбы с ней максимизировать свою власть и сборы с подконтрольной территории. Хорошим ходом в этой рефлексивной игре является придумывание преступлений на пустом месте. Например, запретить азартные игры, продажу алкоголя, наркотиков и т.д. и всех нарушителей с помпой сажать, создавая иллюзию правоохранительной деятельности. В тюрьме эти люди обменяются опытом, обзаведутся связями и станут настоящими бандитами, что государству и нужно.
По факту, за 20-ый век в США и России государство вырасло на порядок, а преступность на полтора порядка – так что говорить без дополнительного анализа, что государство реально борется с преступностью, а не имитирует борьбу (для поддержания иллюзии нужности себя) – было бы безответственно.

Иллюзия деперсонификации насилия
Человек совсем по разному воспринимает разрушение своего дома ураганом и соседом. В первом случае терпеливо отстроит заново, во втором - сначала пристрелит соседа. При демократии люди терпят проделки власти, потому что считают, что это квазиприродное стихийное бедствие, проявление некой безликой “воли народа”. Хотя сбор налогов и законодательное ограничение свободы при демократии и при монархии могут ничем не отличаться, но при монархии никакой безликости нет и терпение быстро кончается (потому монархов и свергали, что насилие при них было персонифицированным), а при демократии люди терпят и терпят, почти без признаков недовольства, хотя их грабят и угнетают ровно такие же люди.

Иллюзия доступности власти
Человек гораздо легче подчиняется и терпимей относится к органу власти, в который может попасть сам или куда могут попасть его дети. Происхождение политиков из простого народа подчёркивается не только чтобы вызвать симпатию у этого народа, но и чтобы показать что каждый может, если захочет. Однако, число высших государственных постов можно пересчитать по пальцам, шанс попасть на них – почти нулевой. Но иллюзия работает. Из-за этой терпимости и упомянутой выше квазиприродной безличности, демократическая власть всё время расширяется. И если при монархиях (на рубеже 19-20-го веков) бюджет расширенного правительства (весь объём налоговых изъятий) был 7-10% ВВП, то сейчас это 50-70% ВВП, а число госслужащих выросло с 3% населения, до 15-20%.

Иллюзия нужности государства
Удивительно, но в сложившейся ситуации мы не можем утверждать что людям (не считая госслужащих) нужно государство. Потому что на государство (а его можно мысленно разложить на ряд оказываемых гражданам услуг), нет добровольного спроса. А если и есть спрос, то только там, где государство – монополист и больше идти некуда. Мы можем ввести формальные критерии нужности:
1. Когда речь идет о чём-то бесплатном, то если человек что-то добровольно делает - значит ему это нужно, есть у него в этом потребность. Доказывается методом от противного: предположим ему это не нужно, тогда какого хрена он это делает?
2. Небесплатные товар или услуга нужны, если на них есть добровольный платёжеспособный спрос. Легко выводится из первого.
Ну представьте, вам навязали страховые услуги, отобрав деньги обещали в случае болезни оплатить лечение. И вот страховой случай наступил. Вы разумно думаете, что раз уж деньги отобрали, и обещали оплатить лечение – пусть платят. Значит ли это, что вам нужен этот навязчивый страховщик? Нет, не значит. Не отними он деньги, вы бы застраховались в другом месте или отложили деньги на лечение.
Зайду с другой стороны. Подростки, создавая банду, договорились жестоко карать отступников и несколько раз делали это. Через какое-то время всем надоела эта дурацкая игра, но никто не решается в этом признаться, боясь обвинений в отступничестве и кары. Банда продолжает существовать, хотя никому не нужна.
Последний пример почти о государстве. Мы не знаем мыслей других людей и судим о них (часто неверно) по внешним признакам, по поведению. Человек признаёт чью-то власть, когда видит что её признают другие (своим лояльным поведением). Но в отличие от предыдущих случаев, когда участники понимают чего хотят и понимают почему этого не делают, признание чьей-то власти – это эволюционно сложившийся автоматизм: другие подчиняются – и я буду подчиняться. При этом может так быть, что каждый в глубине души против, а все вместе – за. Почти невозможно отделить действительную готовность подчиняться (без учёта как ведут себя другие) и готовность подчиняться потому что подчиняются другие. Собственно, я считаю, что подавляющее большинство подчиняется нынешним хомячкам потому что видит (во многом иллюзорное) лояльное поведение других, хотя в глубине души против.

Иллюзия свободы
Распространено мнение, что при демократии люди гораздо свободнее, чем при других формах правления. Это звучит убедительно, пока вы не попытаетесь в этом убедиться. И если за вторую половину 20-го века, когда монархий в Западном мире уже не было, данные найти не трудно, то, скажем, данные охватывающие монархические государства начала 20-го века найти уже труднее и они скудны, а данные 19-го – вы вообще не найдёте. И хотя мы знаем что золотой век либерализма случился в Европе 19-го века, в эпоху монархий, но надёжное формальное сравнение уровня свободы никто не делал.
Какие формальные критерии для сравнения мы могли бы ввести? Уровень налогообложения, объём регламентирующего законодательства, уровень импортных и экспортных пошлин, наличие паспортной системы, ограничения миграции, наличие цензуры, запреты на оружие, алкоголь и наркотики. Сдаётся мне, что в 20-ом веке уровень свободы упал катастрофически.

Иллюзия равенства
Почему-то считается, что при демократии люди равны. Да, там нет монарха, но этим всё и кончается. При демократии есть полицейские, которые могут арестовывать и делать обыски, чего нельзя гражданским. Есть депутаты, которые монополизировали право создавать законы и запрещают это другим. Есть правительство, обирающее вас налогами. Вы попробуйте обложить министров и депутатов налогами – и узнаете насколько вы им равны! По мне, так добавление к этому ещё и монарха – ничего принципиально не меняет.

Иллюзия экономического процветания
В связывании демократии и экономического благополучия люди путают корреляцию с каузацией. Экономическое процветание вызывается ростом производительности труда и научно-техническим прогрессом. Демократия тут ни при чём. В 20-ом веке благосостояние сильно вырасло и в недемократических странах. Можно предположить, что благосостояние вырасло вопреки демократии, а не благодаря ей. Поскольку демократия ведёт к росту государственного перераспределения и к фискальной и юридической неопределённости, гипотеза кажется весьма убедительной.

Иллюзия материальности общества
В общем случае, «общество» – это живущая в голове абстракция, построенная над индивидами. Ровно так же «шахматная композиция» - это живущая в голове абстракция, построенная над фигурами, стоящими на шахматной доске. Хотя доска и фигуры – материальны, но композиция только в глазах смотрящего. Для папуаса никакой композиции нет. Это не значит что общества вообще нет. Возьмём например, числа. Нельзя же сказать что чисел нет? Нельзя сказать что нет множества натуральных числел. Но где они есть? Они живут в головах людей. Ровно так же общество живёт только в голове людей, причём в разных головах – разные общества.
Говоря об обществе мы совершаем двойное абстрагирование. Сначала над реальными людьми мы строим примитивную абстракцию «индивиды», а потом объединяем их в однородную (по какому-либо признаку) группу. И то и другое мы делаем произвольно, в меру своей испорченности. Ну, например, нет никаких особых причин объединять меня в одно общество именно с дальневосточным сантехником, а не с украинским программистом. Однако большинство объединит меня в одно общество именно с сантехником. Потому что мы живём на территории одного государства. И это то, что я назвал иллюзией материальности общества, которую создаёт государство.
По сути государство задало жёсткие границы общества, отнеся к нему тех, кто проживает на территории, ограниченной границами государства. Без заданных государством границ мы НЕ ЗНАЕМ где границы общества и всякое указание таких границ будет произвольным. Особенно забавным в этом контексте выглядит утверждение что общество порождает государство, ведь пока государства нет, мы не знаем что считать [порождающим государство] обществом. Почему не жителей Средне-Русской равнины? Почему не кареглазых брюнетов?

Ссылки по теме:

Монархия vs. демократия
http://oetar.livejournal.com/1673.html
Люди – рабы государства
http://oetar.livejournal.com/10819.html
Томас ДиЛоренцо Воля народа?
http://www.libertarium.ru/84674
Механизмы демократии
http://jsn.livejournal.com/43967.html

P.S. Это набросок доклада для чтений Адама Смита в Питере в эту субботу
Tags: демократия, мифология, риторика, теория
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 82 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →